Х  Х  Х
Не читаю по ночам,
И, как божий дар, мне снится
Голубая заграница,
Йорк, Париж и Роттердам…
Ради этих городов
Я себя забыть готов!

Только буду ли я там,
Неизвестно, но мечтаю
И, мечтая, повторяю:
Йорк, Париж и Роттердам…
Ради этих городов
Я друзей забыть готов!

И не то ещё отдам
Я за пыл моих фантазий!..
Но с тобой сравнятся разве
Йорк, Париж и Роттердам?..
Быть мне там или не быть,
Мне тебя лишь не забыть!

 

Х  Х  Х

Надоело в столицах.
Где б ещё позевать?
Мир – большая провинция,
Скуке нашей под стать.

Мы ничем не палимы.
Разве что по весне
Чуть взгрустнём без любимой,
А с любимой вдвойне.

Безотрадны рассветы,
Вечера не милей.
Скучно нам, непоэтам,
А поэту скучней.

Скукота, скукотище!..
Впору рыбой сомлеть.
Что ж нам делать, Всевышний?…
«Поглупеть!»

 

Х  Х  Х

Живу я ощупью, в потёмках,
К стене холодной, как к спине.
Мне не хватает вас, потомки!
Вас, предки, не хватает мне!

Что в этом настоящем зримо,
То наваждение одно,
А что не зримо – не любимо
Никем… На что же мне дано

Зреть как живое всё, что было
И будет – всё себя живей?
На что мне знание без силы?
На что мне царства без царей?

3
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14