Х  Х  Х

Если демократия – это шахматы, в которых ферзём может стать любая пешка, то тирания – это шахматы, в которых ферзём обычно становится худшая из пешек.

Х  Х  Х

Хороший судья – тот, кто при равенстве доводов прокурора и адвоката больше склоняется на сторону  последнего.

Х  Х  Х

Если  женщины вправе  принимать мужчин такими, какими они должны быть, то мужчины обязаны принимать женщин такими, какие они есть.

Х  Х  Х

Для молодости всё богатство, кроме здоровья, а для старости – ничего, кроме здоровья.

Х  Х  Х

Когда безумие становится нормой, оно первым делом объявляет норму безумием.

Х  Х  Х

Самое большое несчастье для рождённого летать – это родиться среди тех, кто рождён ползать.

Х  Х  Х

Никто не вправе укорять грешника, не будучи святым, а будучи святым – тем более.

Х  Х  Х

Наши писаные законы должны олицетворять справедливость в той же мере, в какой неписаные должны олицетворят милосердие.

Х  Х  Х

Если снисходительность к другим и беспощадность к себе – это две стороны одной и той же добродетели, то  снисходительность к себе и беспощадность к другим – это две стороны одного и того же порока.

Х  Х  Х

Хуже камня на душе может быть только камень на шее.

Х  Х  Х

Ответить ближнему оскорблением на оскорбление – значит встать вровень с ним, а не ответить – значит встать вровень с Богом.

Х  Х  Х

Если демократия – это максимум ответственности при минимуме власти, то тирания –  это максимум власти при минимуме ответственности.

Х  Х  Х

Моральный человек:  тот, кто жалеет людей за то же, за что презирает себя.

Х  Х  Х

Тирания – строй, при котором право говорить правду заменяется обязанностью говорить ложь.

Х  Х  Х

Порой не так плохо то, что хороший человек не делает  хорошего, как хорошо то, что плохой человек не делает плохого.

Х  Х  Х

Идеальным политическим строем на земле была бы монархия, но не всякая, а лишь такая, что существует на небесах и называется Божьим Царством.

Х  Х  Х

Нет в мире более шаткой пирамиды власти, чем та, основанием которой служит вершина.

Х  Х  Х

Людям труднее всего выбраться из того тупика, в который их завели строем.