Х  Х  Х

 

Ценность демократии может познать лишь тот, кто изведал цену тирании.

 

Х  Х  Х

 

Для людей не учиться на ошибках друг друга – всё равно что обмениваться ими.

 

Х  Х  Х

 

Ничто не низводит людей до уровня животных так, как близость тел без близости душ.

 

Х  Х  Х

 

Главное в банальной истине не то, что она банальна, а то, что она истина.

 

Х  Х  Х

 

Скромность хороша и без поводов к ней.

 

Х  Х  Х

 

И бездарности могут быть гениями – по крайней мере, друг для друга.

 

Х  Х  Х

 

 

Хороший человек относится к людям лучше, чем они есть на самом деле, а к себе – хуже, чем он есть на самом деле.

 

Х  Х  Х

 

Лучшее в жажде знаний то, что её ничем нельзя утолить.

 

Х  Х  Х

 

Смерть для праведника – конец всех его бед, но не радостей, а для грешника – конец всех его радостей, но не бед.

 

Х  Х  Х

 

Это не вечность есть форма жизни, а жизнь есть форма вечности.

 

Х  Х  Х

 

Жизнь, в сущности, – это каждодневное чудо, которое не перестаёт быть чудом оттого, что оно каждодневное.

 

Х  Х  Х

 

Чем на сто шагов обогнать других, лучше на один шаг обогнать себя.

 

Х  Х  Х

 

Смерть пьяницы означает, что водка выпила его до дна.

 

Х  Х  Х

 

Главное в ложном величии то, что оно ложное, а в ложной скромности то, что она скромность.

 

Х  Х  Х

 

Наши слова, как ничто другое, крадут время у наших мыслей и дел.

 

Х  Х  Х

 

Помойка богача – царский стол для нищих.

 

Х  Х  Х

 

Хороший человек снисходителен к своим недостаткам, но только если замечает их в других, и беспощаден к чужим недостаткам, но только если замечает их в себе.

 

Х  Х  Х

 

Хороший оратор – тот, кто умеет исчерпать тему речи раньше, чем терпение слушателей.

 

Х  Х  Х

 

Что сорняк в саду людей, то цветок в саду Бога.

 

Х  Х  Х

 

В молодости зеркало говорит женщине правду, которая ей нравится, а в старости – правду, которая ей не нравится.

 

Х  Х  Х

 

Это лишь у Бога вначале могло быть слово – а у человека вначале должна быть мысль.

 

Х  Х  Х

 

Венец всех наших свобод – та, которую дарует нам смерть.