Х  Х  Х

 

Любознательный смотрит и слушает, а любопытный подсматривает и подслушивает.

 

Х  Х  Х

 

Пресса в демократическом государстве есть источник информации, а в тоталитарном – источник дезинформации.

Х  Х  Х

 

У моря есть дно, а у стакана – нет.

 

Х  Х  Х

 

Не торопись, водитель! Тебя ждут дома, а не на том свете.

 

Х  Х  Х

 

Если ребёнка не воспитывают ни родители, ни учителя, значит, его воспитывает улица – на горе родителям и учителям.

 

Х  Х  Х

 

Вышедшая из моды одежда время от времени возвращается, но вышедший из моды писатель – никогда.

 

Х  Х  Х

 

Настоящую цену времени знает лишь вечность.

 

Х  Х  Х

 

Цену богатства узнают, когда его приобретают, а цену здоровья – когда его теряют.

 

Х  Х  Х

 

Смывать кровь кровью – всё равно что смывать грязь грязью.

 

Х  Х  Х

 

Война – это всё, кроме победы.

 

Х  Х  Х

 

Плыть по течению  может как живая, так и дохлая рыба, но  плыть против течения может только живая.

 

Х  Х  Х

 

Говорить людям истину – значит быть другом истины и врагом людей.

 

Х  Х  Х

 

Наилучшая польза, какую только мы можем доставить нашему здоровью, заключается в том, чтобы не доставлять ему вреда.

 

Х  Х  Х

 

Если не удаётся сделать хорошо и быстро, то  лучше сделать хорошо, чем быстро.

 

Х  Х  Х

 

Когда идёшь, смотри под ноги: муравей тоже хочет жить!

 

Х  Х  Х

 

Человек, как дерево: его мысли – корни, его слова – листья, его дела – плоды.

 

Х  Х  Х

 

Инфляция – это когда миллионеры ездят в автобусе, а гиперинфляция —  это когда миллиардеры ходят пешком.

 

Х  Х  Х

 

Вечность – это место, где мы  догоняем тех, кто ушёл из жизни раньше нас.

 

Х  Х  Х

 

Чувства, что глубже океана, рождают мысли, что выше гор.

 

Х  Х  Х

 

Мудрый презирает богатство, но не богача, а глупец – наоборот.

 

Х  Х  Х

 

Капитализм и социализм проникли даже в арифметику: например, из четырёх арифметических действий два капиталистических – это прибавлять и умножать, и два социалистических – это отнимать и делить.

 

Х  Х  Х

 

Лентяй: человек, который любое порученное ему дело начинает с того, что откладывает его на завтра.