Х  Х  Х

 

Хуже ударившего по голове может быть только ударившее в голову.

 

Х  Х  Х

 

В арифметике дважды два не может равняться ничему, кроме четырёх, а в жизни наоборот, может равняться всему, кроме четырёх.

 

Х  Х  Х

 

Лучше наших детей могут быть только дети наших детей.

Х  Х  Х

 

Женщины ценят то, что даёт им пищу для разговоров, а мужчины – то, что даёт им пищу для размышлений.

 

Х  Х  Х

 

Самая неудачная вещь, какая только и может постигнуть человека, — это удачное самоубийство.

 

Х  Х  Х

 

Нет ничего легче, чем разбудить человека от сна, в котором пребывает его плоть, и ничего труднее, чем разбудить его от сна, в котором пребывает его дух.

 

Х  Х  Х

 

В тот самый момент, когда люди на земле зрят тело без души, Бог на небесах зрит душу без тела.

 

Х  Х  Х

 

Собака – это такой друг, что если у вас не нет собаки, то вы просто не знаете, что такое друг.

 

Х  Х  Х

 

Господь больше всего надеется и рассчитывает на тех людей, которые больше всего  надеются и рассчитывают на себя.

 

Х  Х  Х

 

Если человек выступает за смертную казнь, то, как говорится, и топор ему в руки.

 

Х  Х  Х

 

От кровной мести следует отказываться по двум причинам: во-первых, потому что она кровная, а во-вторых, потому что она месть.

 

Х  Х  Х

 

Чем начало без конца, лучше ни начала, ни конца.

 

Х  Х  Х

 

Совесть человека – это его наилучший друг под личиной наихудшего врага.

 

Х  Х  Х

 

Тихий ужас не перестаёт быть ужасом от того, что он тихий.

 

Х  Х  Х

 

Свои недостатки хороши лишь тем, что учат снисходительности к чужим недостаткам.

 

Х  Х  Х

 

Избыток уважения к людям лучше, чем недостаток, а недостаток уважения к себе лучше, чем избыток.

 

Х  Х  Х

 

Себялюбие – это та же любовь, но только в крайне урезанном виде.

 

Х  Х  Х

 

Вера – от Бога, и поэтому в ней всегда свет, а вероисповедание – от людей, и поэтому в нём часто мрак.

 

Х  Х  Х

 

В сущности говоря, человечество для человека – это семь с лишним миллиардов его alter ego.

 

Х  Х  Х

 

Если на земном суде убийцу ждёт очная ставка со свидетелями, то на небесном суде – с самой жертвой.